Архив рубрики «Виды единоборств»

postheadericon Краткая справочная информация по Айкидо.

zashita Айкидо — это очень молодое боевое искусство, однако воплотившее в себе принципы и методы, которые насчитывают не одну сотню лет. Неправильно будет считать айкидо исключительно системой различных приемов и методов. Hужно правильно понимать, что реальная схватка имеет огромное отличие от поединка в спортивном зале. Когда отсутствуют какие-либо рамки, ограничивающие действия бойцов и вполне вероятным исходом поединка является смерть, на первый план выходят морально-психологические качества. Тогда физически слабый человек вполне может справиться с более сильным. Физическая сила не является определяющей для победы. Техническая и физическая подготовка ничто, по сравнению с силой духа.

Мастер Уэсиба говорил: Hе надо смотреть в глаза противнику, иначе Ваш разум поглотится, не смотрите на его меч, иначе Вы от него погибнете, не смотрите на противника, или Ваш дух будет разрушен. Настоящее будо — это развитие внимания, когда противник увлекается Вами, и остается только продолжить этот путь. Когда разум и внимание обращены на что-то конкретное, их легко привлечь ложным действием и обмануть. Очень сложно достичь состояния, когда Вы спокойны как на внешнем, так и на внутреннем уровне. Когда на меня нападают, я остаюсь спокойным, меня ничто не связывает ни с жизнью, ни со смертью. Я все передаю в руки духа Вселенной, — М.Уэсиба. Краеугольным камнем в основании айкидо является идея о гармонии со Вселенной во время поединка, о победе технического мастерства и разума. Айкидоист должен превратиться в единое целое со своим противником, в этот момент он не должен себя осознавать, его просто не существует. И тогда тело и разум становятся единым целым, движимым силой воли и духа. Ведь сильный духом побеждает еще до начала поединка. Поэтому в айкидо главное внимание уделяют естественному состоянию тела и духа путем осознания себя частью Вселенной. Айки-до является несомненно шагом вперед по сравнению со всеми остальными боевыми искусствами. В отличие от традиционного будо, айкидо предполагает гармоничность мира, и онфликт рассматривается как нарушение этой целостности.

Принципы айкидо с самого начала предполагает, что у каждого человека есть определенный запас жизненной энергии ки, сосредоточенной в центре хара. Эту энергию можно устремлять в любом направлении. В айкидо используется принцип управляемого контролирования. Противнику дается свобода двигаться куда он захочет, но любое его движение находится под постоянным контролем. Внимание не на секунду не расслабляется. В переводе с японского ай означает гармонию. Эта гармония бывает нарушена, когда проявляется агрессия. Задача айкидо — восстановить гармонию.

Агрессивная энергия нападающего сначала контролируется, а затем переводится в окружность. И тогда Ваш центр становится центром нейтрализации. Все приемы в айкидо так или иначе связаны с круговыми траекториями. Движение айкидоиста по кругу позволяет не только избежать жесткого столкновения, но и полностью сопровождать движение атакующего. Движения в айкидо подобны потоку воды: мягкой, податливой, но одновременно разрушающей твердые камни. Одно действие как бы вытекает из другого. Все приемы и движения в айкидо должны быть элегантными и красивыми. С самых азов этому уделяется большое внимание. Эти принципы верны также и на психологическом уровне. Настоящий мастер видит сознание противника и предупреждает все его действия. Техника отрабатывается во время тренировок. Hо на этом айкидо не заканчивается. Айки-до это и философия, и психология, и физика. Любой человек может найти здесь свое Я. Hеобходимо всегда помнить, что айкидо развивает не только физические способности, но и духовные качества. Развитию этих качеств способствует особая обстановка в зале. Hеобходимо постоянное сосредоточение и безоговорочное выполнение указаний наставника во время тренировки. Только в этом случае можно избежать всевозможных травм и добиться результатов. Изучение техники айкидо начинается с изучения базовых стоек: хидари-ханми и миги-ханми. Ступни расположены на линии атаки под углом 90 градусов друг к другу. Вес тела равномерно распределяется на обе ноги. Спина выпрямлена и плечи отведены назад. Руки находятся прямо перед собой прямо по центру. Ладони раскрыты. Оптимальное расстояние для работы в паре, когда партнеры слегка касаются друг друга кончиками пальцев. Перемещения в айкидо являются комбинацией вращательных и прямолинейных движений. Шаги не должны быть скованными или тяжелыми. Айкидоист должен быть в любой момент готов к смене направления. Голова двигается в одной горизонтальной плоскости. Каждое промежуточное положение должно быть очень устойчивым. При любом перемещении двигаться начинает центр тяжести. Корпус всегда В айкидо нет соревнований, а практикуется ката: многократное повторение приемов, пока они не становятся привычными. Большая часть тренировок проходит в работе с партнером с целью добиться гармонии между ними. Как правило один из партнеров атакует (он называется нагэ), а другой защищается (он называется &укэ&). Партнеры поочередно меняются. Важно, чтобы атакующий партнер выполнял свои действия искренне и без страха падения. Очень важным моментом в айкидо является &укэми& — искусство страховки. Вам необходимо находится в постоянной готовности без особого напряжения и применить страховку в любой момент.

postheadericon Стили Айкидо

zashitaТысячи людей во всем мире занимаются Айкидо и каждый имеет свое представление о том, что это такое. Существует множество так называемых «стилей» Айкидо, некоторые из которых очень далеки от того, чему учил основатель О-сэнсэй Морихеи Уесиба и в действительности не являются Айкидо. Люди используют выражения «жесткий стиль» и «мягкий стиль» пытаясь подчеркнуть различия между различными способами обучения Айкидо, но по какой бы методике ни тренировались люди, их цель — понять учение О-Сэнсэя.
Здесь представлены те стили, которые имеют непосредственные корни из Айкидо созданного Уэсиба-сэнсэем.

Стиль. Айм-куэйдж

Это название было дано О-Сэнсэем искусству в самом начале его развития. Очень мало известно о стиле, предшествовавшем ранним формам Дзютсу, таким как Дайто-рю Айки-дзютсу. Оно считалось одной из наиболее трудных форм айкидо. Большинство старших студентов О-Сэнсэя изучали айкидо именно в этот период.
Стиль. Ёсейкан

Эта форма разработана Минору Мочидзуки, который был одним из первых учеников О-Сэнсэя. Этот стиль включает в себя элементы Айки-будо, Каратэ, Дзюдо и другие искусства.
Стиль. Ёсинкан

Стиль разработан Годзо Сиода. Сиода-сэнсэй обучался у Уэсиба с середины 20-х годов. После войны его пригласили начать преподавание айкидо в организации Ёсинкан.
Ёсинкан — жёсткий стиль айкидо, направленный на практическую эффективность и реальность применения техники. Его изучают во многих подразделениях полиции Японии. Международная организация связанная со стилем Ёсинкан, известна как Ёсинкай и имеет действующие отделения во многих частях мира. В последнее время появились ответвления этого стиля. Они входят в организацию Ёсинкай, возглавляемую Такаси Косида.
Стиль. Син-эй Тайдо

Основана Нориаки Инои, который был племянником О-Сэнсэя. Он утверждает что его искусство не айкидо, но очень похоже на раннюю его форму.
Стиль. Айкикай

Айкикай — общее название стиля возглавляемого Моритэру Уэсиба, внуком О-Сэнсэя, поддерживаемого Международной Федерацией Айкидо.
Большинство считают эту школу основным направлением в развитии айкидо, хотя многие, входя в одну организацию, имеют весьма различные способы тренировки айкидо. Айкидо Уэсибы амплитудное и подвижное. В нём очень мало уделяется внимания на занятия с оружием (или не уделяется совсем). Однако некоторые сэнсэи в Айкикай (например Чиба-сэнсэй) много времени на тренировках отдают оружию.
Стиль. Ивама-рю

Является частью Айкикай, хотя имеет ярко выраженные отличия стиля. Имеет собственное название по имени додзё его создателя — Морихиро Сайто.
Сайто-сэнсэй долгое время был учи-дэши О-Сэнсэя, начиная с 1996г и до самой смерти. Многие считают, что Сайто-сэнсэй был тем учеником, который провёл самое большее время обучаясь у О-Сэнсэя. Сайто-сэнсэй утверждает, что он пытается сохранить и изучить это искусство точно так, как он учился у О-Сэнсэя.
Технически Ивама-рю похож на Айкидо Уэсибы начала 50-х, когда он изучал айкидо в Ивама-додзё. Набор техники в Ивама-стиле больше чем в других стилях и большое предпочтение отдаётся тренировке с оружием.
Стиль. ASU — Айкидо Школы Уэсиба

Этот стиль разработан Мачидзуки Саотомэ. Сейчас ASU объединена с Айкикай, хотя долгое время была независимой организацией. Саотомэ-сэнсэй весьма разносторонне подходит к Айкидо, включая в практику как сильные и жёсткие формы, так и мягкие абстрактные упражнения для развития чувствительности. Уделяет значительное внимание работе с оружием.
Стиль. Ниппон Кан

Ниппон Кан основано Гакки Хомма, одним из последних учи-деши О-Сэнсэя. Хомма-сэнсэй обучает в очень традиционной манере с подчёркиванием точности во взаимодействии и технике.
Стиль. «Ки» Школа

В 1947г. произошёл раскол в Айкидокогда Коичи Тохэй, будучи Главным Инструктором Айкикай ушёл из этой организации и основал Ки-но-Кэнкикай, чтобы изучать Айкидо с сильным акцентом на понятие Ки. С этого времени между традиционными школами айкидо и направлением Ки-айкидо поддерживались очень слабые взаимодействия. Все школы Ки-айкидо подчёркивают свою самостоятельность, даже в тех случаях, когда существуют небольшие контакты между некоторыми стилями.
Стиль. Син Син Тоицу Айкидо

Основан Коичи Тохэем — «Айкидо объединяющее Ум и Тело». Коичи-сэнсэй придавал большое значение пониманию концепции Ки, развивая этот аспект независимо от тренировки айкидо. Этот стиль является одним из самых мягких стилей айкидо и характеризуется текучими перемещениями, которые часто включают прыжки или остановки, что редко встречается в других стилях. Большинство школ первоначально не занимаются практическим физическим приложением техник, считая их упражнениями, предназначенными для разработки способностей объединения ума и тела. В последние годы Тохэй всё дальше уходил от айкидо и посвятил себя исключительно Ки тренировкам. Однако не так давно Ки-но-Кэн-кюкай начал инициативу по созданию Син-Син Тоицу Айкидо основанное на тайги состязании. Этот вид слабо поддерживается в большинстве додзё.
Стиль. Син Будо Кай

Этот стиль возглавляет Шизуо Имадзуми, находящийся в Нью-Йорке. Имадзуми-сэнсэй был учи-дэши в Айкикай в 1964г. Большинство своих тренировок он провёл с Коичи Тохэем и следуя его настроениям покинуть Айкикай, стал главным инструктором Ки Общества США. Имадзуми-сэнсэй позднее покинул КНК и основал Син Будо Кай в 1989г. Этот стиль имеет очень обширную программу включающую Ки и Айкидо тренировки, а также весьма разнообразное оружие.
Стиль. Кокикай

Основан Шизуя Маруяма, который был главным инструктором Общества Ки США. Уходя из Общества Ки он основал Кокикай. Этот стиль представляет мягкую форму Айкидо, концентрирующуюся на достижении максимальной эффективности при использовании минимальных усилий. В стиле используются Ки, тренировка с формулировкой 4 принципов, отличных о КНК, связанные в основном с различиями тестов для низких уровней.
Стиль. Сейдокан

Основан Р. Кобаяси. Кобаяси-сэнсэй был главным Инструктором КИ Общества Южной Калифорнии и студентом Тохэй-сэнсэя. Покидая Ки Общество в 1981г., он сформировал Сейдокан, который позднее вновь присоединился к Айкикай. Стиль характеризуется малыми перемещениями при исполнении техник.
Ки федерация

Основана Кеннетом Вильямсом. Сэнсэй Вильямс был основным ассистентом (английский аналог учи-деши) Кенсиро Абата-сэнсэя в середине 50-х и начал свое обучение с жесткой формы близкой к Айки-будо. После ухода из Айкикай в конце 60-х он практиковал независимо несколько лет, прежде чем стать студентом Тохея-сэнсэя в 1976 г. и создать КИ федерацию Великобритании. В 1986, Сэнсэй Вильямс уходит из КНК. Ки Федерация продолжала свое существование как независимая организация, изучающая собственный стиль сэнсэя Вильямса, сохраняя все элементы его тренировки и нацеленная на более легкое обучение не японских студентов.
Спортивные стили

Один самых больших переломов в истории Айкидо, произошедших при жизни 0-сэнсэя, было предложение Кендзи Томики рационализировать Айкидо, введя в практику «Ката» и соревнования. С тех пор было прервано какое-либо общение между школами Томики и традиционными школами Айкидо. В последние годы появилось несколько ответвлений Томики-школ, отвергающих идею соревнований. Мы классифицировали такие стили по их названиям… (несмотря на разную степень их отношения к спорту). Все они имеют происхождение от Томики-стиля.
Стиль. Томики-рю

Основано Томики Кэндзи — одним из самых первых студентов О-Сэнсэя и основателя Дзюдо Дзигоро Кано. Томики-сэнсэй верил, что «рационализация» Айкидо тренировок по направлениям сделанным Дзигоро Кано в Дзюдо, сделает Айкидо более легким для изучения, особенно в Японских Университетах. К тому же он верил, что введение соревновательного элемента должно служить ограничению и концентрированию практики, поскольку не существует лучшего теста, чем реальная схватка. Последнее было причиной разделения с О-Сэнсэем, который твердо верил, что соревнованию нет места в Айкидо. Томики-рю характеризуется использованием Ката (форм) в изучении и проведении соревнований, как без оружия, так и с резиновым ножом.

postheadericon Общие требования к перемещениям в Айкидо

zashitaЕсли говорить вообще, то считается, что человек обладает подвижностью, когда он может, по своему желанию, изменять свое местоположение (физическая подвижность), либо менять свои убеждения и воззрения (будем называть это духовной подвижностью) под действием требований реальности. Между нападающим и обороняющимся существует поляризованное поле напряжений. В ситуации атаки воля и действия одного спортсмена исходят от него и направляются против его партнера. Нападающий может реализовать свои намерения только путем использования своих физических возможностей и техники айкидо; эти факторы, связанные между собой во времени и в пространстве, лежат в основе физических закономерностей, определяющих ход поединка. Участники поединка разделены промежутком (как в физическом, так и в духовном смысле), который они в состоянии изменять, но который, как правило, не позволяет осуществить непосредственное нападение. Поэтому нападающий (если он настроен решительно) должен путем передвижения создать дистанцию, подходящую для исполнения его намерений. Hа этой фазе поединка обороняющийся обычно не имеет свободы выбора решений. Он может действовать по принципу ирими, т. е. встретить атаку решительными акциями, либо по принципу тенкан — т. е. попытаться занять более благоприятную позицию и применять уклонения и маневры, либо просто увеличить дистанцию между собой и противником. Во всех этих случаях необходимым условием проведения успешных оборонительных мер является умелое использование движения тела. В айкидо под движением (собаки) подразумевается изменение положения центра тела хара относительно пола по горизонтальным направлениям. При этом точка пересечения с полом отвесной линии, опущенной из центра тяжести тела, может перемещаться как по прямой, так и по кривой линии. Импульс, создаваемый движением тела обороняющегося, передается через тегатана, управляемую из центра хара, на нападающего и используется для нарушения его равновесия или для изменения его движения. Обороняющийся осуществляет оптимальное использование своих возможностей, если сила и направление действия этого импульса имеют целесообразные и согласованные значения и достигают заданной точки приложения в благоприятный момент.

Hаблюдая за движениями участника поединка, можно судить о его физическом и духовно-психическом состоянии. Этот эффект можно использовать и вынудить нерешительного противника отказаться от атаки. Сохранение статического и динамического равновесия сильно зависит от правильности передвижений. Обороняющийся должен, находясь в любой фазе покоя или действий, сохранять свое пребывание в истинном Центре; только тогда в его распоряжении будет вся необходимая внутренняя энергия и все внешние силы, с помощью которых он сможет подчинить противника своей воле. Поэтому учащиеся должны твердо помнить правило, гласящее: «Айкидо – это движение!». Когда случается наблюдать за тем, как двое опытных спортсменов-айкидока «меряются силами», то возникает впечатление, что сразу после первого контакта между их телами возникает невидимая связь и они делают сообща все свои передвижения. Такое впечатление обусловлено тем, что обороняющийся, отвечая на мощные атаки нападающего, искусно и гармонично дополняет и как бы продолжает их, а в действительности управляет ими и в конце концов нейтрализует их или даже обращает их против самого их инициатора, используя свое тело в качестве оси, помещенной в центр действующих сил, для целесообразного приложения энергии, возникающей в результате передвижений. В итоге получается так, что падение нападающего происходит как бы само собой, а не под действием внешних насильственных сил. Агрессивность и злой умысел нападающего обращаются против него самого, а обороняющийся только способствует нейтрализации враждебной энергии, обеспечивая ход процесса одним своим присутствием. Приступая к тренировкам, нужно сначала усвоить основные правила, описанные ниже, обеспечивающие постоянное нахождение центра тела в одной горизонтальной плоскости, параллельной поверхности пола.

При этом ступни как бы скользят и ощупывают пол, а центр тяжести тела всегда находится в пределах площадки, ограниченной наружными краями ступней. Такие правила передвижения, предусматривающие использование соразмерных скользящих шагов (аши-сабаки) и повороты тела (таи-сабаки), позволяют варьировать движение при сохранении устойчивости в каждой его фазе, изменяя направление и скорость согласно принципу дополнения действий партнера. При исполнении различных технических приемов борьбы в стойке и на ковре спортсмен использует также вертикальные движения своего центра тела. Оба вида движений (по горизонтали и по вертикали) складываются, в результате чего осуществляется движение в разных уровнях по сложным кривым, например, винтообразной формы. Обороняющийся не должен забывать, что нападающий при необходимости может проявить инициативу, что, конечно, является определенным преимуществом. Он может обдумать план действий, подготовиться к ним психологически и наметить место и время их исполнения. Hападение и техника нападения противоречат сущности айкидо, поэтому обороняющийся может и должен реагировать только на уже начатые действия, что требует, помимо интуиции, самообладания и внутренней стойкости, еще и соответствующей физической подготовки и навыков, к которым относится прежде всего умение двигаться, основанное на духовной и физической раскованности и помогающее разрешить трудные ситуации. Именно оно позволяет обороняющемуся достойно отвечать даже на внезапные и решительные атакующие действия. С помощью тренировок и усвоения описанных ниже основных правил (сабаки) спортсмен – айкидока должен добиться прежде всего духовно-психического «очищения» и обеспечить возвращение души к основным, «первоначальным» ценностям — к «первоисточнику». Это возможно лишь тогда, когда он отказывается от применения своего прежнего опыта, как будто возвращаясь в детство, и безоговорочно открывается восприятию новых впечатлений, полученных в результате тренировок тела. По мере накопления новых знаний учащийся должен решить, ограничиться ли ему сохранением «духовных богатств», приобретенных раньше, или обеспечить себе новый рост и развитие. Серьезная работа над собой укрепляет внутреннюю стойкость спортсмена; внешняя подтянутость является выражением гармонии между духом и телом. Если же упражнения выполняются механически, без приложения внутренних душевных сил, то желаемый результат может остаться не достигнутым.

postheadericon Основы техники айкидо

zashitaСекрет техники айкидо, дающей, как и во многих видах китайского цюань-шу, преимущество над противником любых физических данных, кроется прежде всего в движении по окружности. При исполнении всех захватов, блоков и бросков руки, ноги и корпус следуют по дугообразной траектории, хотя порой и в разных направлениях.

Более того, проекция движений в трех измерениях даст ярко выраженные контуры сферы или спирали. Вращательное движение позволяет «добавить» собственный вес к весу толкающего или перетягивающего на себя противника без боязни столкновения и лобового удара. За счет вращения достигается быстрый уход с линии атаки. Предвижу нии по прямой человек должен рано или поздно остановиться, чтобы двинуться вправо или влево, но при вращательном движении такой переход осуществляется плавно. Наиболее типичен круговой проворот на одной подсогнутой ноге, при котором вторая нога описывает дугу и руки, следуя за корпусом, как бы поглаживают поверхность большого шара. Варианты вращательных движений в айкидо чрезвычайно разнообразны. На них же основаны падения и уходы переворотом. Возвращаясь к истокам, мы увидим здесь много общего с принципами движения в китайской школе «внутреннего» направления Ба-гуа-чжан (Восемь триграмм). Вращательное движение, естественно, приводит в действие центробежную и центростремительную силы. Первая как бы втягивает нападающего в водоворот, вторая отбрасывает его в нужный момент по касательной. В айкидо противник выводится из равновесия почти исключительно скручиванием или уходом во вращении. К примеру, если противник пытается нанести удар рукой с выпадом, достаточно слегка уклониться поворотом бедер вокруг оси и мягким толчком изменить траекторию удара, лишив его силы. Идею «входа» в оборону противника и выхода из опасной близости с ним отражает магическая фигура (см. рис monada). Не зная этот шифр, мы можем лишь предполагать, что здесь отражено вихре вое движение пяти первоэлементов по кругу (сфере) в области Инь и в области Ян. Однако прочтение диаграммы без обозначения технических приемов фактически невозможно. Старые мастера сравнивали простой удар в кэмпо с вихрем, дующим по прямой, а удар во вращении — со смерчем. Как и во всех видах воинских искусств, важнейшую роль в айкидо играет скорость. Считается, что на начальном этапе обучения необходимо добиться быстрой реакции на любое действие противника. Это так называемая нормальная скорость. Следующий этап — опережение для перехвата инициативы — го-но-сэн. Допустим, вам на голову падает небольшой камень. Заметив его и поймав руками, вы самортизируете и погасите удар, хотя подвергнетесь риску. Но при опережении вы сможете заранее отклониться в сторону и спокойно наблюдать, как камень врежется в землю. Именно такой скорости реакции добивается мастер айкидо. Скорость приходит как результат нового осознания пространства и времени. Вместе с ней приходит «шестое чувство», экстремальный разум (гоку-и) — интуитивное предвидение опасности и возможного поведения противника. Ощущение времени позволяет определить момент атаки и контратаки.

Наконец, правильное применение четырех описанных выше принципов аутотренинга приводит к максимальной концентрации силы — сютю-реку и сосредоточению жизненной энергии — ай-ки для проведения приема. Уэсиба, называвший айкидо манифестацией вселенской любви, учил искать в борьбе не победы, а единения с противником по принципу взаимодействия и взаимоотталкивания начал Инь и Ян. «Мы непрестанно молимся о том, чтобы боя не было вообще, писал он,- поэтому формально мы запрещаем проведение турниров айкидо. Дух айкидо заключается в любовном нападении и мирном исходе боя. Противники соединяются высшей силой любви и в любви достигают очищения». На практике то, что Уэсиба называл «любовью», можно охарактеризовать как установление своего рода телепатического контакта между противниками, иногда с элементами гипноза. Не случайно вслед за древними мастерами основатель айкидо учил не смотреть противнику в глаза, чтобы не поддаться агрессивному влиянию его духа-разума, его ки. Как и в дзюдо, от бойца в айкидо требуется рассредоточенное зрение, способное мгновенно перехватить движение партнера. Как уже было сказано, Уэсиба в молодости наряду с кэмпо изучал классическое фехтование на мечах кэн-до и в своих странствиях по Японии не расставался с деревянным мечом (боккэн). Отго- лоски учений великих мастеров кэн-дзюцу и кэн-до мы находим и в теории айкидо. Не случайно Миямото Мусаси в одном из своих трактатов заметил: «Все воинские искусства, в том числе кэн-дзюцу и со-дзюцу, имеют свои тайны, но руководствуются они общим законом всепроницающего единства, законом, который не выразить словами».

Влияние кэн-до сказывается не только в психической подготовке бойца, но и во многих канонических движениях. Даже основная исходная стойка ханми-гамаэ (вполоборота к противнику, ступни под прямым углом друг к другу на расстоянии в полторы стопы, руки на разных уровнях перед грудью пальцами вперед) идентична стойке фехтовальщика, сжимающего двуручный меч. В такой стойке, придающей телу устойчивость, кисти рук должны находиться на линии, соответствующей вертикальной оси тела, правая рука дальше от корпуса и выше левой, левая — ближе к корпусу, взгляд устремлен в точку между глаз противника, на «третий глаз» — тэн-тэй. Спина и бедра прямые. В исходной стойке нужно ощущать приток ки от ног к пальцам рук. Еще до начала схватки мастер должен правильно определить дистанцию для нападения и защиты (ма-ай), оценив данные противника. В среднем дистанция до начала решительной атаки составляет от полутора до двух метров.

Одним из важнейших навыков в айкидо, ориентированном прежде всего на защиту и использование действий противника, является так называемое базовое движение (кихон-доса) . Используя кихон-доса, можно легко уйти с линии атаки при помощи маха бедер и скользящего движения ноги (сури-аси) по окружности, поставив тем самым противника в невыгодное положение. Второй необходимый навык называется ири-ми (вхождение). Он заключается в синхронизации рывка нападающего с шагом и толчком обороняющегося. Третий навык — сюмацу-доса (фиксирующее движение) находит применение в дестабилизации противника при захвате рук и основан на фехтовальном приеме. Внешне движение воспроизводит подъем тяжелого меча и рубящий удар.

Четвертый навык, дающий ключ к большинству бросков, называется тэнкан (проворот) и заключается в умении провернуться под рукой противника для выхода на болевой захват. Арсенал приемов айкидо весьма обширен. Некоторые авторитеты, например Сиода Годзо, называют цифру три тысячи, другие доводят эту цифру до десяти тысяч. Вряд ли найдется человек, способный проверить подобные утверждения. Во всяком случае, около полутора сотен приемов относятся к числу важнейших и составляют базовую технику айкидо. Они рассчитаны на всевозможные ситуации: борьбу двух невооруженных противников, двух вооруженных противников, безоружного против вооруженного, одного против нескольких нападающих и т. д.

Приемы в айкидо могут проводиться из положения стоя (та- ти-вадза), из положения обоих противников сидя или на коленях (сувари-вадза) и из положения сидя противостоящего (ханми ханта- ти-вадза). В наше время, когда обычай сидеть на татами почти изжил себя, изучаются преимущественно тати-вадза. По характеру действий все приемы подразделяются на три категории: броски (на- гэ-вадза), болевые захваты с удержанием (осаэ-вадза) и, как вспо- могательные, удары (атэми-вадза). Осаэ-вадза чаще всего служат логическим продолжением бросков. Техника падений и уходов переворотом называется, как и в дзюдо, укэми. Подавляющее большинство приемов айкидо, осваиваемых на начальном этапе обучения, имеют условные названия по порядковым номерам (иккадзе — первый вариант, никадзе — второй и т. д.). Прочие <ХЯСМНЙ>базовые приемы, за редким исключением, содержат в названии пояснение действия. Например, усиро ката тори кодэ гаэси означает буквально «перехват руки с болевым замком при захвате за плечи сзади». Конечно, как и во всех воинских искусствах Востока, раньше названия приемов были зашифрованы в звучных метафорических образах, по которым даже отдаленно нельзя было догадаться о сути. Самурайские кланы и дзэнские священники ревностно охраняли тайны кэмпо. Но рассекречивание айкидо, как и рассекречивание дзюдо, потребовало переименования приемов для удобства обучения.

Броски в айкидо в отличие от дзюдо и даже каратэ, как правило, вообще не требуют применения силы для подъема противника, подбива, подхвата и даже для простой подножки. Силы нужно не больше, чем для того, чтобы отбить рукой летящую в грудь стрелу, но если стрела пропущена, то никакая сила уже не послужит защитой. Чаще всего ключевым «инструментом» для броска служат руки (или рука) атакующего противника с уязвимыми для излома плечевым, локтевым и лучезапястным суставами. Слегка изменив положение руки, можно добиться болевого эффекта с последующим падением. Все преимущества такого броска можно оценить, если вспомнить, что на поле боя самураю приходилось зачастую сталкиваться с хорошо подготовленным противником в доспехах, иногда с мечом или кинжалом. Наиболее типичен для техники айкидо «бросок на четыре стороны» (сихо-нагэ), применяющийся как универсальное освобождение от захвата. Например, если нападающий захватил запястье горы разноименной рукой (правой левую), тори, наложив кисть правой руки на пальцы противника, скользящим движением прокручивается по часовой стрелке под рукой укэ, освобождая с перехватом свое запястье, и нажатием одновременно в локтевом и лучезапястном суставе валит противника на спину. На земле для удержания используется только сгиб в запястье. Само название сихо-нагэ происходит от родственного движения «рубки на четыре стороны» в кэн-до. При разучивании приема Уэсиба рекомендовал ученикам мыслить терминами кэн-до: поднятие меча, вращение меча по дуге, затем рубящий удар вниз. При проведении любого эффективного броска существенным компонентом является использование так называемой силы дыхания (кокю-реку), используемой также в дзю-дзюцу и дзюдо. Другими словами, необходимо проникновение в ритм движений противника, подстройка к его действиям, позволяющая направленно изливать ки. Теоретически при помощи кокю можно повалить противника вообще без противодействия. Броски за счет кокю-реку предполагают максимальную концентрацию. Например, в положении сидя, будучи схвачен за обе руки в запястьях, тори слегка поддается рывку вперед, затем выводит руки вверх, словно вздымая меч, и коротким рубящим движением по диагонали вниз выводит укэ из равновесия. Еще более эффективен бросок «неба и земли» (тэнти- нагэ), где также используется сила кокю. При аналогичном предыдущему захвате рук в положении сидя тори вращательным движением правой руки против часовой стрелки поднимает левую руку укэ как ось и опускает свою левую руку. В результате укэ беспомощно заваливается на бок лицом вверх. Название приема содержит явную аллюзию на триаду «Небо — Земля — Человек», в которой человек, используя силы Земли и Неба, повергает противника (чья левая рука в этот момент указывает на небо, а правая на землю). Сложнейшую технику айкидо нельзя, к сожалению, ни описать в кратком очерке, ни представить по описанию. Профессор Уэсиба, утверждая, что в айкидо нет определенных форм и определенного стиля, сравнивал секрет своего учения с загадкой мироздания. Он не признавал спортивного айкидо и требовал от учеников прежде всего глубинного самопознания. Наследие Уэсиба и поныне живет в триединой сущности воинских искусств сингитай, где качества духовные и телесные сливаются в техническом совершенстве.

postheadericon Коичи Тохей : «Айкидо как жизненный путь»

zashitaПоскольку вы проводите в додзе всего несколько часов в неделю, не логично ли предположить, что продолжая практиковаться вне его, можно увеличить собственную мощь или развить навыки в три и более раза? Для большинства спортивных школ и искусств это практически не выполнимо, поскольку необходимое оборудование для тренировок, как правило, находится в специальных залах. Но в айкидо вы можете применять наиболее важное упражнение — сосредоточение на единой точке в нижней части живота ( Seikan-­no-­itten ) и управление течением вашего «ки»- 24 часа в сутки. И, как ни парадоксально, вы задумываетесь о выполнении этого упражнения не при «праздношатании», а когда страдаете от болезни, усталости, напряжения и т.д.
Один айкидока постоянно напоминал себе о расширении «ки», легко одеваясь в течении холодных зимних месяцев. Каждое утро ему приходилось преодолевать несколько кварталов до своей автобусной остановки, при этом он оголял свои руки и «заставлял» течь «ки» по всем кусочкам своего тела. Через несколько минут он начинал чувствовать теплое покалывание во всем теле.
Он рассказывал, что однажды видел мужчину и женщину, кутающихся в тяжелые теплые пальто и стучащих зубами от мороза, в то время как он шел легко одетым, при этом еще и насвистывал…
Другой человек медитирует когда испытывает серьезные головные боли. «Я забросил свои тренировки айкидо в додзе, когда пришлось много рисковать в бизнесе. Мой бизнес расширился, увеличились нагрузки на мозг, я глотал аспирин пачками как будто это леденцы. Некоторое время аспирин помогал, но затем головные боли стали более серьезными и продолжительными. Даже четыре или пять пилюль не могли заглушить пульсирующую боль. Наконец я возобновил свою старую практику айкидо медитации. Я медитировал часами без остановки пока не избавился от своего недуга» Айкидо, практикуемое подобным образом, можно сравнить с религией. Пока вам удобно и комфортно, вы имеете тенденцию забывать Всемогущего Бога. Но как только появляется опасность и вы находитесь в «шатком» или беспомощном состоянии, что вы делаете? Молитесь.
Сосредоточение во время сна
Наиболее трудное время для концентрации на единой точке — это когда вы глубоко спите. Во-первых, потому что вам удобно. Во-вторых, тяжело удерживать свое тело выравненным горизонтально. В третьих, потому что ваше сознание отключено.
Мастер айкидо Коичи Тохэй предлагает простое решение. Спите на твердом полу или жесткой постели без подушки. Ляжьте на спину лицом вверх. В таком положении ваше тело располагается вдоль одной линии. Каждую ночь, перед тем как уснуть, концентрируйтесь на единой точке. Постепенно ваш разум будет все больше «работать» с «ки», которая будет непрерывно «течь» по вашему телу на протяжении ночи, даже если вы не будете догадываться об этом.

Отнеситесь с большой серьезностью к концентрации на единой точке. Приготовьтесь к тому, что с самого начала ваши мысли будут «прыгать» и путаться, уводя вас от единой точки. Но, если вы сможете постоянно возвращаться к единой точке после каждого «соскока», ваша концентрация в конце-концов станет автоматической, как дыхание. Для увеличения мощности «ки»практикуйте медитацию или глубоко контролируемое дыхание.
Медитировать желательно в тихом, изолированном от посторонних месте, с закрытыми глазами, выдыхая через рот и вдыхая через нос. Но, к сожалению, мы редко можем уединиться. Эксперты айкидо изобрели другой вид дыхательных упражнений. При поездке в переполненном автобусе или прогулке по тротуару в людской толпе вы можете мидитировать, не привлекая внимания окружающих. Всегда удерживайте тело в вертикальном положении (и сидя, и при ходьбе), а плечи расслабленными. Если вы идете, старайтесь не раскачиваться из стороны в сторону. В обоих случаях ваши глаза будут открытыми, а выдох-вдох осуществляться через нос. Обычно после выполнения этого упражнения возникает чувство обновления.
Необходимость веры

Важнее всех упражнений — ваша вера. Вы можете тратить кучу времени на медитацию, выполнение многочисленных айки-упражнений, сосредоточение на единой точке, но если вы не верите в «ки», можете считать, что время потрачено впустую. Даже небольшое сомнение остановит поток вашего «ки». Вы должны верить в него на 100%. Вы должны полностью убедить себя, что верите в него.
Следующие упражнения практикуются в додзе для проверки потоков «ки»: menuchi ikkajo (менучи иккаджо), kokyu-dosa (кокю-доса), ushiro­tekubitori­kokyu (усиро-текубитори-кокю) и кувырки.
При выполнении менучи иккаджо примите основную стоку готовности (левосторонняя ханми) — левая нога выдвинута вперед на расстояние примерно 25 см от правой. Стопа правой ноги развернута на 45 градусов. Вынесите одновременно обе ваши руки от бедер вперед на уровень глаз и переместите левую ногу на полшага вперед. Во время движения сохраняйте сосредоточение на единой точке и испускайте поток «ки» через растопыренные пальцы обеих ваших рук. Новички могут выполнять это упражнение, представляя, что луч света, сгенерированный в единой точке, проходит через его тело, руки и испускается из пальцев. Позвольте этому виртуальному лучу устремиться на много километров вперед и ваше «ки», несомненно, устремится вслед за ним. Квалифицированный инструктор, может помочь вам удержать внимание на единой точке и проверить поток вашего «ки» толканием ваших рук назад. Это упражнение может быть продолжено. Опустите руки к бедрам, вернитесь в исходное положение, затем развернитесь на носках на 180 градусов по часовой стрелке. Теперь ваша правая нога впереди левой. Из этого положения проделайте тоже самое движение руками от бедер вперед и вверх до уровня глаз. Продолжайте повторять цикл движений — поворот и выброс ваших рук — без пауз. Помните, «ки» всегда должно быть направлено вперед по направлению движения и никогда назад. При выполнении кокю-доса вы и ваш партнер должны сидеть на коленях на полу лицом друг к другу. Больщой палец правой ноги лежит на большом пальце левой ноги (см. рисунок). Пока вы не привыкните к этой позиции будете чувствовать себя неудобно.
Теперь вытяните вперед ваши руки и позвольте партнеру взять их, слегка удерживая за запястья.
Толкните вперед, но не одними руками, а мощью всего тела. Если ваше «ки» расширено вы легко свалите партнера. Если попытка не удалась попробуйте снова, представляя, что поднимаете за низ гору. Если вы используете грубую силу, ваш партнер будет сопротивляться движению вперед.
Партнер никогда не должен давить на ваши руки в направлении вашей спины. В этом упражнении он также должен использовать свое «ки». Иногда вы откроете для себя, что не можете сдвинуть партнера, так как он слишком крепко сжимает ваши запястья. В действительности он прерывает поток вашего «ки» в районе запястьев. Другими словами, ваши мысли заканчиваются на ваших запястьях. Вы можете легко решить эту проблему, представив, что партнера не существует и никто вас не удерживает. Для новичка усиро-текубитори-кокю очень наглядный пример, который демонстрирует несостоятельность упования на одну лишь силу. При проведении этого теста позвольте партнеру захватить ваши запястья сзади (см. рисунки). Скажите ему, чтобы он сопротивлялся вашей силе насколько может. Сначала опустите взгляд вниз на руки и, сконцентрировавшись на захваченных запястьях попытайтесь силой выдвинуть руки вперед. Как бы вы не старались ваши руки останутся на месте.
Затем в том же самом положении, представьте, что у вас пара эластичных рук, которыми вы тянитесь до какого-то объекта, удаленного на многие километры. Если при этом вы будете удерживать внимание на единой точке, то легко переместите ваши руки вперед.

Техника 1

Кувырки — превосходное упражнение, которое позволяет убедиться в важности поддержания вашего «ки». На траве или циновке перекувыркнитесь, скажем, 20 раз и быстро встаньте. Если вы были постоянно сконцентрированы на единой точке, то не будете испытывать большого головокружения и удержите равновесие, в противном случае не сможете встать.
Существует несколько других превосходных упражнений, включенных в книгу Мастера Коичи Тохэя «Айкидо». Многие из них можно практиковать дома.

postheadericon Смешанные боевые искусства

zashitaСмешанные боевые искусства (часто называемые английским акронимом MMA — Mixed Martial Arts) — боевые искусства, в простонародье и шоу-бизнесе неверно называющиеся боями без правил, представляют из себя сочетание множества техник, школ и направлений. ММА характеризуется полноконтактным боем, с применением ударной техники и борьбы как в стойке (клинч), так и в на полу (партер). Термин «ММА» был предложен в 1995-ом году Риком Блюмом, президентом Battlecade, одной из ранних организаций ММА.

Истоки ММА уходят во времена до нашей эры: еще древние греки на первых Олимпийских играх соревновались в панкратионе, однако, до 1990-х годов ММА не могли похвастаться значительной популярностью в мире. Лишь со становлением и развитием таких турниров как Ultimate Fighting Championship («Чемпионат Предельного Боя»), Pride Fighting Championship («Гордость») и т.д., популярность ММА резко возросла, чему также способствовало падение зрелищности бокса. Изначально соревнования были организованы для выявления наиболее эффективного боевого искусства без оружия и имели минимум правил. Однако, в связи с критикой спорта как «кровавой бойни», промоутеры ввели дополнительные ограничения для повышения безопасности спортсменов и привлечения новых зрителей.

В России примером является национальное единоборство — боевое самбо[1] — оно ближе всего по арсеналу и правилам к смешанным боевыми искусствам, наравне с дзюдзюцу и валетудо. Украинским вариантом смешанных боевых искусств является фри-файт.

Российские бойцы успешно выступают на мировых турнирах и пользуются популярностью как в Японии, так и в Америке, где ММА крайне популярны. Наиболее известными российскими представителями в этом спорте являются Фёдор Емельяненко, Александр Емельяненко, Сергей Харитонов и Олег Тактаров. Из российских клубов смешанных боевых искусств наиболее известным является Red Devil Fighting Team («Красные дьяволы]])

postheadericon Кристиан Тиссье: поиск совершенства.

zashitaКристиан Тиссье не нуждается в представлении.
В восемнадцать лет он уехал в Японию на шесть месяцев, остался там на семь лет и стал одним из самых выдающихся мастеров айкидо. Он с готовностью согласился ответить на наши вопросы о своей жизни, занятиях и мире айкидо. Предлагаем вашему вниманию откровенное интервью без двусмысленностей и недомолвок.

Вы уехали в Японию в возрасте 18 лет, это было очень серьезное решение для человека такого возраста.

(смеется) Давайте оценивать вещи в их контексте. В 68 году происходили знаменательные события (*) . Впоследствии многие уехали в Катманду, Индию или Мексику. Я также хотел немного попутешествовать прежде, чем продолжить обучение, и решил поехать в Японию. Тогда я уже занимался айкидо и сказал себе, что будет неплохо, если я проведу там полгода.
Мои родители были не особенно богаты, поэтому я накопил денег, работая на рынке и грузчиком. Как только у меня появилась нужная сумма, я купил билет на поезд, идущий по транссибирской магистрали. Сейчас это сложно себе представить, но тогда полет на самолете казался немыслимым. Компания Air France выполняла всего один рейс в неделю. Я провел три недели в поезде и прибыл в Токио.

В тот период расстояние действительно означало разлуку, в отличие от сегодняшнего времени. Случались ли у Вас моменты одиночества?

У меня было несколько сложных моментов, но не слишком много. Возможно, это вопрос возраста и характера. Я был молодым, очень открытым и любопытным.
Меня хорошо приняли в Айкикай. В начале было немного странно, потому что люди задавались вопросом, кто я, что я там делаю. В то время иностранцев было немного. Поэтому парень, который приехал вот так, вызывал любопытство. Дошу смотрел на меня краем глаза и спрашивал себя, кто я – сын дипломата или бизнесмена.
Когда я приехал в Японию, французов там было мало. И все те, кто там был, приехали ради будо. У нас было сообщество, в котором все друг друга знали, и мы все занимались карате, дзюдо или кендо.
Такого больше нет сейчас, так как даже в айкидо люди мало общаются друг с другом. Все разбились на группировки, между одними хорошие отношения, между другими плохие. Нас же было настолько мало, что мы встречались везде, и между нами возникла дружба, которая продолжается до сих пор.
Все же были и моменты одиночества, их было немного, они есть всегда. Но на самом деле первое время сложнее всего было с материальной стороны.
У меня не было денег, потому что я был слишком молод, чтобы вызывать доверие как преподаватель французского языка. Однако мне немного повезло. У меня очень светлые голубые глаза, я был более стройным, чем сейчас, иностранцев тогда было мало, и я много работал в качестве модели. Сейчас, вероятно, так бы не получилось, потому что теперь имеются настоящие профессионалы, однако в тот период я много работал таким образом и благодаря этому смог остаться в Японии.
Удача продолжала сопутствовать мне, и я начал преподавать французский в различных учреждениях, пока меня не приняли во французско-японский институт, где я получил должность, которая позволила мне заниматься столько, сколько я хотел, и при этом работать совсем немного.

Обычно японцы смотрят на иностранцев, приезжающих в их додзё, одновременно с подозрением и любопытством. Когда вы почувствовали, что вас приняли?

Действительно, любопытство присутствовало, но в то время я не отдавал себе в этом отчет. Только сейчас, когда я оглядываюсь назад и вспоминаю, как это было, я начинаю кое-что осознавать.
Я посещал все занятия. Конечно, потому, что я был этим очень сильно увлечен, но также мне было нечем больше заниматься, так как после приезда у меня не было ни одного су. Я там был по утрам, был в три часа дня, оставался до вечера. Поэтому довольно скоро я завоевал симпатию.
В тот период у меня уже был 2 дан, но, честно говоря, уровень у меня был не слишком хороший. (смеется) Я должен был все пересмотреть, однако же я не был новичком, я умел делать страховку, я мог себя защитить.
Очень быстро я подружился с учи-деши того времени. С Эндо, Суганумой, Тойодой, которого сейчас уже нет в живых. Также с Ясуно, Миямото, который появился позднее, затем с Осава-сэнсеем, Йокота-сэнсеем. Это был период, из которого вышли главные преподаватели Айкикай настоящего времени.
Кроме того, я много работал с тем, кто занимался с белым поясом — с Моритеру Уэсибой. Довольно быстро его отец взял меня под свое крыло, вместе с Ямагучи-сэнсеем.
Позднее Дошу начал выбирать меня в качестве уке, один раз в неделю, затем два и через год я был одним из его главных уке. Потом на меня также была возложена ответственность за иностранных учеников — это был как бы небольшой знак отличия на моем кимоно. (смеется)
Мы все занимались в Айкикай под руководством Дошу, Ямагучи-сэнсея. Не было какого-то определенного момента, который сохранился бы в моей памяти, так все произошло очень естественно.

Считаете ли Вы, что обязательно нужно поехать учиться в Японию?

Это достаточно сложный вопрос. Я считаю, что сейчас это больше не является необходимостью для определенных стран. Например, для Франции, где техника находится на очень хорошем уровне. Однако, начиная с определенного уровня, такая поездка может представлять интерес, если кто-то будет заниматься с Вами.
Большая проблема тех, кто едет в Японию, заключается в том, что они мягкие, они могут двигаться, но в их технике никакой конструкции. Если говорить откровенно, то очень часто после их возвращения я не могу сказать, что считаю их технику хорошей.
То, как работают учи-деши в Айкикай, совершенно отличаются от того, как работают другие ученики. Их техника очень четкая, так как вне занятий им объясняют, как именно нужно тренироваться.
Мне повезло, что меня взяли под свою опеку Дошу и Ямагучи-сэнсей, а также, что я был другом Саотоме-сэнсея. Я был молод, они меня любили, и я думаю, что они увидели во мне что-то, что им понравилось. Поэтому они не позволяли мне что-либо упустить. Они учили меня так, как учат будущих профессионалов.
В большинстве случаев подобного не происходит. Я знаю людей, которые прожили двадцать лет в Японии, с кем приятно заниматься, но у них отсутствует структура, как с точки зрения тела, так и в плане техники. В этом состоит риск, если вы едете в Японию без рекомендаций.
Немного тяжело говорить такое, но если у вас нет рекомендаций, то вы — турист. Все идет хорошо, сэнсеи замечательные, они вас выбирают в качестве уке, но они не считают вас тем, кто со временем будет их представлять, и не стремятся сделать ваше обучение достаточно глубоким.

Однако если оставить это в стороне, Айкикай вызывает большой интерес, так как раскрывает сознание в плане техники. Там имеется группа учителей, у каждого из которых своя форма, отличающаяся от других, но тем не менее все они являются правильными. Побывав там, мы больше не можем сказать: «Это так и никак иначе». Когда мы видим, что Осава-сэнсей работает в определенном стиле, а X или Y работают по-другому, мы понимаем, что одни и те же принципы выражены в разных формах.
В то время я переходил от одного учителя к другому без каких-либо стеснений. Сейчас люди привязываются к форме, а не к принципам. Я могу это понять, так как сам прошел через подобное. На второй день после приезда в Японию я пришел на занятия к Дошу. Я увидел, как он делал ирими-наге, и сказал себе: «Что я здесь делаю? Он переминается с ноги на ногу, то, что он делает – это ерунда». И тут мы понимаем, что образ, который был у меня, мой эталон, то, что я считал хорошим – это было то, что я всегда видел. Я не замечал того, что он был мягким и подвижным. Мои эталоны были ограничены недостатком знаний.

Вы сказали, что посещали все занятия. Считаете ли Вы, что важно увидеть разных преподавателей?

Я вернулся с семинара в Соединенных Штатах, где нас было несколько преподавателей, в том числе Хироши Икеда. Мы с ним одного возраста, мы много занимались вместе в Айкикай хомбу-додзё, но потеряли друг друга из виду. Он разработал форму айкидо, которая действительно очень своеобразная, это его форма. Движения очень короткие, тело немного наклонено. Это не то, что я хотел бы делать на уровне техники, но это абсолютно логично и хорошо работает. Мне было очень интересно и я многому научился, глядя на него, даже несмотря на то, что моя форма отличается.
По мере того, как мы начинаем серьезно относиться к обучению, нам становится интересно раскрываться, чтобы понять другие подходы, однако нужно постараться не потерять себя, пытаясь каждый раз интегрировать все, так как мы не можем постоянно менять форму техники и методы тренировки.

Когда вы жили в Японии, Вы занимались кикбоксингом в зале Мейдзиро в Токио. Что Вам это принесло?

В то время у меня был друг, которого звали Лилу Наденичек, он занимался айкидо и карате. Мы были молоды и ходили смотреть поединки по кикбоксингу, который тогда был весьма популярным.
И как-то раз мы – все французы, которые занимались боевыми искусствами – решили организовать еженедельные встречи по утрам в воскресенье на лужайке перед фрацузско-японским институтом. Мы решили что все, кто хочет проверить себя, будут приходить сюда, надевать перчатки, нагрудники и биться. Мы быстро заметили, что у каждой дисциплины есть свои преимущества и пробелы.

Однажды мы с Лилу решили сходить в зал. Мы попали в зал Мейдзиро, но это также мог быть и любой другой. Когда мы пришли, там занимались два парня — Шима, чемпион Японии, и Фудзивара, который был самым сильным бойцом в то время. Позже пришел Куросаки, один из лучших бойцов Киокушинкай.
Это было довольно смешно, потому что мы пришли посмотреть на Шиму. Он сидел за столом и спросил нас, что мы хотели. Конечно, нужно было видеть обстановку. Нам следовало войти, прокричать «ос!», снять обувь, пальто, подойти, подождать, пока с нами заговорят. Целый ритуал. Так как мой друг ходил на каратэ, к счастью, он все это знал.
Шима спросил нас: «Что вы хотите?». Мы ответили, что хотели бы записаться. «Вот как? Зачем?». Потому что мы хотели бы немного позаниматься. «Вот как, вы американцы?» И так в течение четверти часа он нам задавал вопросы, которые не имели смысла. И каждый раз – зачем, зачем?
В какой-то момент я посмотрел на Лилу и сказал ему: «Он идиот или как?» На самом деле он не понимал, что мы собирались там делать, он не мог себе представить, чем мы могли там заниматься. Сейчас времена изменились, и такое уже возможно никого не удивит.
Он поставил нас перед зеркалом, показал нам пару движений и вернулся к своему столу.
Через полчаса мы сказали себе, что он должен нам показать что-нибудь другое, и остановились. Он крикнул нам: «Э-эй!» и сделал знак продолжать. Мы вернулись на следующий день, и так все началось.

Я полагаю, что атмосфера там весьма отличалась от той, которая была в Айкикай.

Атмосфера там была весьма специфической. Когда мы приходили, мы начинали мыть пол, даже если парни, которые собирались уходить, только что это сделали. Затем мы должны были прокричать: «Оз, кейко онегаи шимасу!» Потом мы прыгали со скакалкой, занимались с грушей, иногда он приходил, чтобы объяснить нам кое-что, иногда – нет.
В конце концов между нами возникли дружеские отношения, особенно с Фудзиварой, который оказался действительно весьма и весьма замечательным человеком.
Артист – никто кроме него не мог делать то, что делал он.
Мы посещали соревнования, участвовали в турнирах, иногда устраивали бои. Это позволило мне осознать, что убивают не ударом ноги или кулака, позволило сравнить, понять, что, как говорил Шима, только груша не вернет удар, что даже если противник слабее, мы никогда не знаем наверняка. Это дало мне определенную уверенность.
Кроме того, мне это очень сильно помогло после возвращения во Францию. У меня был друг, Жан-Пьер Лаворатто, который тренировал команду Франции по каратэ. Однажды я к нему пришел, и он меня представил, сообщив, что я буду вести занятия по айкидо.
Я начал приходить и тренироваться с ними каждое утро. Я им показывал приемы, и они меня уважали как айкидоку. Я принимал удары, и я их наносил.

Помогло ли Вам в кикбоксинге то, что вы занимались айкидо, или совсем нет?

По началу это наоборот мешало, потому что я слишком стремился уклоняться от ударов. Что мне помогло, так это кендзюцу. В школе Касима-син-рю наносят прямые удары с очень быстрым входом, и мне это очень помогало. Я вставал в стойку, похожую на ваки-камаэ, и наносил удары так, как работают с мечом. Я так нокаутировал многих. (смеется)
Что касается айкидо, то благодаря этому я лучше, чем кикбоксеры, воспринимал определенные вещи. Например, я лучше мог предсказать траекторию маваси-гери.

В чем с Вашей точки зрения заключается специфика айкидо, что отличает его от других видов единоборств.

Есть несколько отличительных моментов.
Во-первых, имеется образовательный аспект. Айкидо – это система обучения, в основе которой лежит боевое искусство.

Также имеется техническая сторона. В айкидо существуют принципы и качества. Качества – это больше врожденное, тогда как принципы – приобретенное. Рефлексы представляют собой качество, они у нас есть – тем лучше, нет – тем хуже. Шисей же наоборот – это принцип. Восприятие, верная дистанция (маай), которую мы соблюдаем – это принцип. Поиск максимальной эффективности при минимальных усилиях – это принцип.
Для того чтобы айкидо работало, необходимо присутствие всех этих принципов. Чем их больше, тем более совершенна техника.
Важный момент, отличающий айкидо от большинства боевых искусств, заключается в том, что все принципы являются необходимыми элементами техники, и их нельзя заменить разработкой качеств. Мы не можем удовлетвориться техникой, которая примерно работает благодаря физическим качествам, таким как сила или скорость.

И, наконец, нравственный аспект. Нишио говорил, что айкидо – это Юрусу Будо, Будо прощения. И именно в этом, больше, чем во всем остальном, заключается специфика айкидо. В понятии уважения целостности. Своей собственной, разумеется, но я говорю, прежде всего, о целостности партнера.

В айкидо мы стремимся добиться чистоты движений в условиях ограничений, которыми выступают в отношении наших высоких усремлений атаки партнеров. Даже при том что все основные будо нацелены прежде всего на самозащиту, идея о защите также и партнера присуща только айкидо.

Считаете ли Вы, что работа с оружием является неотъемлемой частью занятий айкидо?

По-существу нет. Однако я более подробно раскрою свое мнение.
В Айкикай, как вы знаете, нет занятий с оружием, точка. Там есть боккены, для тех кто может захотеть немного поработать над субури, но этим занимаются не слишком много и избегают работы в парах.
Однако меня всегда интересовал дух работы с мечом, этот прямой, не круговой способ входа, характерный для кендзюцу. И у меня была возможность позаниматься кендзюцу у Инаба-сэнсея в Сисейкан-додзё.
Однако я не считаю, что тренировки с оружием обязательны для айкидо. Такие занятия могут быть полезными, когда они проходят в игровой форме и имеют целью приобретения навыков работы на другой дистанции. Однако то же самое можно сказать о боксе и других видах единоборств, в которых есть удары ногами и руками. Это помогает, привносит кое-что, это интересно, но не является сущностью айкидо.
Во время своих недельных семинаров я всегда провожу занятия с оружием, так как они интересны многим, но это лишь дополнение, это не является необходимостью. Практика может включать занятия с оружием, однако также можно найти людей, которые никогда в жизни не работали с боккеном, но выполняют техники айкидо с точно такими же ощущениями.

По Вашему мнению, должна ли происходить эволюция форм и техник айкидо?

Да, как и всё остальное, айкидо, которое не развивается – это мертвое айкидо.
В айкидо базовыми техниками являются ката. Все должны знать эти основы. Далее идет применение. И здесь уже есть люди, которые будут двигаться все дальше и дальше. Которые будут создавать, изобретать, у которых появятся более точные представления, и которые будут их развивать. Я думаю, что именно поэтому О-сэнсей никогда не говорил, что айкидо сформировано окончательно.
Я нахожу необыкновенным то, что такие люди, как Ямагучи-сэнсей, привнесли в айкидо в плане свободы. Если, как некоторые, исходить из принципа, что «мой учитель был лучшим, и я являюсь лучшим после моего учителя, но вы всегда будете немного хуже, чем я», то мы заходим в тупик, это не имеет никакого смысла.
Нужно очень точно соблюдать базу и принципы, но все меняется, это естественный процесс, и нет никаких причин, почему айкидо не должно ему следовать.

По-вашему, есть ли какие-то основы, которые должны оставаться неизменными?

Неизменным и первостепенным является поиск принципов, чистота движений и чистота в сердце.
Техники в конечном итоге не являются неизменными. Необходимо понимать где находится предел, после которого та или иная техника или метод тренировки уже неэффективны. Можно представить, что однажды мы найдем другие техники, другие формы работы, позволяющие также хорошо или даже лучше развивать искомые качества или принципы.

Как Вы думаете, должен ли возраст вносить изменения в занятия айкидо?

Мое айкидо – это моя жизнь. Занятия доставляют мне все больше и больше удовольствия, все сильнее воодушевляют. Но на самом деле, я хорошо ощущаю, что у меня больше нет тех качеств, которыми я обладал в двадцать лет, и это естественно.
Однако я считаю, что если наши занятия основаны именно на разработке фундаментальной техники и принципов, то можно верить в эффективность, сохраняющуюся с течением времени. Ошибка заключается в нежелании стареть и стремлении к тому, чтобы остаться на уровне, когда практика основана на физических качествах, однако они неизбежно будут ослабевать.
Бывают дни, когда я в форме, тогда я принимаю две таблетки аспирина, тренируюся как в молодости, очень много двигаюсь, делаю высокие страховки, действую с силой, однако на следующее утро за всё это приходится расплачиваться. (смеется)
Наоборот, при точной технике мы не теряем скорости. Мы совершенствуемся, учимся на опыте начинать действие в нужный момент с минимальными усилиями. Именно это позволяет достичь еще большей эффективности по мере того, как мы становимся старше.

Вы очень много путешествуете. Замечали ли Вы, чтобы культурные отличия отражались на занятиях айкидо?

Одной из часто возникающих проблем является поклон на коленях. Как вы знаете, в мусульманских странах на колени опускаются только перед Аллахом. Это имеет очень большое сходство с японским поклоном, в связи с чем многие мусульмане, занимающиеся айкидо, не делают его.
Например, когда я приезжаю в Алжир, я зачастую оказываюсь единственным, кто делает поклон. Это непростая ситуация, так как очень сложно заставить их понять, что речь идет всего лишь о том, чтобы осознать длинную цепочку передачи знания, которая была до нас.
Среди моих учеников есть мусульмане, которые не делают поклон. Меня это не сишком беспокоит, однако я считаю, что это вызвано неправильным пониманием смысла этого действия.
Иногда я задаюсь вопросом, чтобы они делали, если бы поехали в Японию. Они могли бы попасть в небольшое додзё, где сэнсей бы понял ситуацию, но, например, в киокусинкай, их бы выставили за дверь, предварительно отколотив.
И наоборот, мы можем встретить учеников из Западных стран, которые никогда не были в Японии, но делают синтоистское приветствие, какого не делают даже в Айкикай хомбу-додзё.
Для меня в поклоне заключены две функции. Во-первых, как я уже говорил ранее, это выражение благодарности всем тем людям, которые являлись звеньями цепи передачи знания до нас. Также это помогает привести в порядок свое тело и сознание. Это подготовка к занятию.
В Айкикай мне приходилось часто входить и выходить из Додзё по той или иной причине. Иногда случалось, что я возвращался, например, за боккеном и делал поклон несколько поспешно. Тогда я говорил себе: «Положи боккен, войди еще раз и сделай поклон должным образом». Это также помогает не позволять себе распускаться.

Что означает для вас Ки?

Жизнь, дыхание жизни, которое есть все. Проблема, возникающая здесь, связана с течением Ки. Если Ки не течет естественным образом, это означает, что мы больны.

Выполняете ли Вы какие-то упражнения, аналогичные тем, что присутствуют в цигун?

Я испытываю огромное уважение к цигун, тай-цзи. Однако я думаю, что цель заключается в течении Ки, и что айкидо позволяет достичь этого в другой форме, которая, является достаточной.

Как бы Вы охарактеризовали в нескольких словах следующих мастеров:

Морихэй Уэсиба

Я бы сказал, что это человек, опередивший свое время, идеи которого принадлежат будущему.

Киссёмару Уэсиба

Почитаемый и высоко принципиальный, тот, благодаря кому мировое айкидо является таким, какое оно есть сегодня. Тот, кто согласился занять второе место, кто был предметом споров, кто стал преемником. Для меня это истинный образ ответственности.
Другие не были настолько замечательными. Все остальные, если говорить открыто. Сегодняшние мастера айкидо – они не являются учениками только О-сэнсея. Прежде всего, они ученики Киссёмару. Вовсе не О-сэнсей в возрасте семидесяти лет учил их делать страховку, показывал им, как делать иккё, никкё… Несомненно, тот факт, что они знали О-сэнсея, придает им большую значимость, но их настоящим учителем был Киссёмару.
Также благодаря Киссёмару сформировалось хорошее представление об айкидо, это он способствовал его развитию. Он был полностью предан своему делу.
Я могу говорить об этом, так как в 1980 году, когда проходил первый всемирный конгресс Международной федерации айкидо (FIA) в Париже, присутствовали Осава-сын, Моритеру и я. Мы трое были его уке. Мы были с ним в раздевалке, и когда он переодевался, мне показалось, что после операции он едва ли весил сорок килограмм. Когда же он вышел на татами, он был преисполнен достоинства, это было великолепно. У него было послание, которое он должен был передать, и он пришел. Никто другой не смог бы этого сделать. Я испытываю огромное уважение к мастеру, которого слишком долго недооценивали.

Моритеру Уэсиба

Я возлагаю на него большие надежды, так как он хороший айкидока, обладает интеллектом и современными взглядами. Ситуация для него складывается также не самым простым образом, но он хорошо умеет преодолевать препятствия и приобретает все больше и больше уверенности. Он уважает стариков, но принимает решения самостоятельно. Часто его недооценивали, как и его отца, но я много работал вместе с ним и знаю, что на него можно положиться.

Коичи Тохей

Ах, Коичи Тохей – это особая тема. Мне бы хотелось сейчас провести несколько занятий вместе с ним. Было время, когда мне не нравилось то, что он делал, так как у меня было впечатление, что он насмехается над нами.
Я ходил на его занятия, пока он был в Айкикай, но этот подход: «Вытяните руку. Вы видите, что я могу ее согнуть. Подумайте о своей ки. Вы видите, что я больше не могу согнуть вашу руку», меня не устраивал, так как я знал, что это не было правдой.
Тем не менее, это один из сильнейших мастеров, в этом не может быть никаких сомнений.

Сейго Ямагучи

Гений среди гениев, универсальный человек редкого ума, что признают все.

Нобуёси Тамура

Низкий поклон за всю ту работу, которую он проделал в Европе. И огромное уважение за его технику. Правда у меня часто возникает чувство, что он находится в плохом окружении.

Масамичи Норо

Исключительный человек.
Я никогда не занимался у мастера Норо, так как был учеником Наказоно сэнсея, а между ними существовало некоторое соперничество. Однако сегодня мы являемся друзьями, действительно очень хорошими друзьями. Он даже как-то сказал Дошу: «Нужно дать Кристиану 8 дан!» (смеется)
Исключительный жизненный путь. Когда мы видим, какие происходили несчастные случаи, как он после них возвращался, и что он сделал, это просто потрясает.
Он создал собственную систему, но я думаю, что в основе его приемов лежит айкидо. Это человек, который думает об одной единственное вещи, и он мне постоянно об этом говорит – это семья Уэсиба. Это некровное родство.
Совершенно исключительная личность.

Морихиро Сайто

Я посещал его занятия по воскресеньям, когда он преподавал в Айкикай, но его я знал совсем мало.
Я испытываю огромное уважение к нему, великолепная техника, конечно же. Просто мне бы иногда хотелось, чтобы некоторые из его учеников были бы немного менее консервативными.
Это верно, что Сайто сэнсей думал, что именно он был прав, но ведь все сэнсеи, которых я знал, думали, что они правы! (смеется)
В апреле я буду проводить семинар по айкидо в США по приглашению Патрисии Хендрикс. Она очень открытый человек, ее весьма динамичное айкидо построено на базе, которую ей вдалбливал Сайто сэнсей. К сожалению, очень часто работа учеников Сайто сэнсея кажется мне очень точной, но слишком статичной.

Мицуги Саотоме

Очень хороший друг, мы провели вместе много времени. Я очень много занимался у него индивидуально, в особенности, с дзё. Вся моя техника работы с дзё была получена от него.
С моей точки зрения его айкидо – одно из самых красивых на уровне форм. Однако в какой-то момент у меня произошел некоторый разрыв в отношениях ним, так как он перестал заниматься айкидо, он потерялся в процессе поиска. Он заставлял делать коте-гаеши от чудан цуки ногой и другие подобные вещи. Однако он снова нашел свой путь, и когда он делает технику айкидо – она лучшая.

Казуо Чиба

Очень привлекательная личность, исключительная техника. Однако занятия иногда оставляют впечатления излишней жестокости.

Ваше самое приятное воспоминание, связанное с айкидо?

Самое приятное мое воспоминание является в тоже время и самым печальным – это день, когда я получил 7 дан от Дошу.
Это очень трогательное воспоминание. Он пригласил меня к себе. Нас было четверо: он, его сын Моритеру, мой сын и я. Ему были вставлены интубационные трубки, мы провели вместе немногим меньше часа, и я знал, что вижу его в последний раз.
Сам по себе 7 дан не имел значения. К тому времени я уже давно знал, что однажды буду 7 даном. Приятно было получить признание, знать, что да, действительно человек с запада может стать настоящим 7 даном. Когда я говорю «настоящий», я имею в виду дан Айкикай, а не 7 дан какой-нибудь группы, которая сама себе выдает дипломы.

Самый смешной случай, который Вы можете вспомнить?

Таких случаев было много. Однажды я участвовал в показательных выступлениях вместе с Дошу, и мне пришлось прождать 20 минут, сидя на коленях. В тот момент, когда он протянул руку в мою сторону, чтобы меня вызвать, я попытался встать, но тут же обрушился перед ним, не в состоянии подняться. Мои ноги совершенно онемели.
В другой раз на выступлениях был пожилой японец, который за день до этого выпил немного лишнего. И он не заметил, что когда он надевал хакаму, обе ноги попали в одну штанину! Так и прошла вся демонстрация, это было очень даже неплохо.

Недавно Вы выпустили DVD с новым учебным фильмом. Не могли бы Вы немного о нём рассказать?

Да, я закончил работу на новым диском, который называется «Применения техники». Думаю, что это нечто новое по сравнению с классическим подходом к преподаванию. Фильм состоит их двух частей. В первой, я отхожу от техник, выполняемых в плавной манере. Идея заключается в том, чтобы показать некоторые вещи под новым углом.
Во второй части я показываю, как можно работать с такими атаками, как мае-гири, маваши-гири и т.д. При этом я не пытаюсь ловить ногу партнёра, чтобы сделать базовую технику, но предлагаю подход, основанный на уходах и вращениях. Замысел в том, чтобы показать айкидокам, как в нашей системе найти ответы на атаки, часто используемые в современных боевых искусствах, но которыми мы на наших тренировках часто пренебрегаем.
Например, в случае с атакой мае-гири решение может заключаться в том, чтобы отвести атакующую ногу и затем провести атаку в лицо партнёра, чтобы вызвать его ответную реакцию, которая позволит сделать коте-гаеши.
Не все станут тренироваться подобным образом, но я думаю, что это поможет тем занимающимся, кто теряется, столкнувшись с подобными ситуациями, найти ответы на вопросы, которые постоянно возникают в мире айкидо.
Кроме того, сложно заниматься так регулярно в ситуации, когда нехватка времени заставляет нас концентрироваться на фундаментальных техниках. Такая работа требует также освоения этих атак, а часть занимающихся этим не интересуется. Но этот фильм даёт айкидокам средства, необходимые для понимания такого подхода.

Мы благодарим Кристиана Тиссье за ответы и уделенное нам время.
(*) Имеется в виду социальный и политический кризис во Франции, начавшийся со студенческих акций протеста и вылившийся в демонстрации, массовые беспорядки и всеобщую забастовку.

postheadericon Синъицюань

zashitaКитайский иероглиф «син» означает внешнюю форму, а «и» — это «ум, разум воля» (противопоставляется «синь» — «сердце, эмоции»). Кроме того, в этом названии еще зашифрованы две важнейших составных части синъицюань: «кулак пяти первостихий» (соответствует «разуму») и «кулак двенадцати животных» (соответствует «форме»). Таким образом, «синъицюань» — это стиль боевого искусства, основанный на проработке внешней формы и волевого наполнения движений.

О происхождении стиля существует множество легенд, выводящих его то от индийского миссионера Бодхидхармы, то от великого полководца Юэ Фэя. Однако сегодня большинство историков ушу сходятся на том, что реально стиль был основан человеком по имени Цзи Лунфэн, который жил в XVII веке в китайской провинции Шаньси. За свое мастерство владения копьем он был прозван «Чудесное копье». На основе техники обращения с копьем Цзи Лунфэн и разработал новый стиль кулачного искусства. Позднее разные ученики Цзи Лунфэна осели в разных провинциях Китая, и сегодня существует три крупных направления синъицюань: шаньсийское, хэбэйское и хэнаньское. Если хэбэйские и шаньсийские школы довольно схожи, то хэнаньское направление сильно отличается, и его часто выделяют в отдельный стиль — синьицюань («кулак сердца и разума»), синьилюхэцюань («кулак сердца, разума и шести координаций) или люхэсиньицюань («кулак шести координаций, сержца и разума»).

Особым направлением синъицюань является ицюань («кулак воли», или «кулак разума»), другое название — дачэнцюань («кулак Великого достижения») . Этот стиль был создан в начале XX века Ван Сянчжаем, который счел, что в современном ему синъицюань слишком увлекаются отработкой внешних форм, но забывают об их внутреннем наполнении. Он отказался от стоек, ударов, передвижений, от всех тех форм, что сковывают разум, и учил лишь способу воплощения волевого импульса через движение.

Основой классического синъицюань является «усинцюань» («кулак пяти первостихий»). Согласно китайской космогонии, мир основывается на взаимопереходе и взаимной борьбе пяти первостихий: земли, металла, воды, огня и дерева. В синъицюань используют два возможных типа их взаимодействий: «цикл взаимопорождения» (земля порождает металл, металл порождает воду, вода порождает дерево, дерево порождает огонь, огонь порождает землю) и «цикл взаимоподавления» (земля подавляет воду, вода подавляет огонь, огонь подавляет металл, металл подавляет дерево, дерево подавляет землю). Металлу соответствует рубящее движение сверху вниз, дереву — пробивающее движение, воде — буравящее движение снизу вверх, огню — взрывной удар с одновременным приподнимающим блокированием другой рукой, земле — поперечное блокирующее или сваливающее движение. «Шиэрсин» («формы двенадцати животных») составляют второй после «усинцюань» крупный раздел синъицюань. В школах провинции Хэбэй рассматриваются двенадцать форм животных, в некоторых школах провинции Шаньси и во всех школах провинции Хэнань — лишь десять. В хэбэйских школах каждому животному соответствует небольшая связка из трех-пяти движений, выполняющаяся в обе стороны симметрично, а в шаньсийских — целые комплексы, которые иногда включают до сорока-пятидесяти движений. «Двенадцать животных» — это дракон, тигр, обезьяна, лошадь, крокодил, петух, ястреб, ласточка, змея, птица Тай, орел и медведь. «Десять животных» — это дракон, тигр, петух, орел, змея, лошадь, кот, обезьяна, ястреб и дикий гусь.

Для удобства отработки движений их объединяли в комплексы. В провинциях Шаньси и Хэбэй распространены такие комплексы, как «усин ляньхуань» («непрерывно переходящие друг в друга пять первостихий»), «цзашичуй» («разнообразные удары») — составлен из «кулака пяти первостихий» и нескольких форм животных, «сыбацюань» («кулак четырех хватаний»), «башицюань» («кулак восьми приемов»), «шиэр хунчуй» («12 ударов Хуна»; комплекс так называется потому, что передавался внутри семьи Хун), «чужудун» («выйти из пещеры и войти в пещеру»), «усин сяншэн» («взаимопорождение пяти первостихий»), «лунхудоу» («бой дракона и тигра») и «бацзыгун» («наработка восьми иероглифов») — секретный комплекс, предназначенный для отработки приемов поединка. В провинции Хэнань имеются такие комплексы, как «сыцюань баши» («восемь приемов четырех кулаков»), «лунхудоу» («бой дракона и тигра»), «шанчжунся сыба» («четыре хватания вверху, в середине и внизу») и «шисин хэ и» («десять форм объединены воедино»). Чтобы наработать применение приемов, их тренируют в парных комплексах: «усин сянкэ» («взаимоподавление пяти первостихий»), «саньшоу пао» («пушечные удары трех рук»), «ухуа пао» («пушечные удары пяти цветков»), «аньшэнь пао» («пушечные удары успокоения тела»), «цзютаохуань» («кольца девяти обертываний»). Изучается и техника боя с оружием — мечами, копьями, шестами и т.п. Работа с оружием в синъицюань полностью базируется на разделе «кулак пяти первостихий» — те же передвижения, принципы атаки и защиты, теория удара. Основным оружием стиля считается копье. В некоторых школах даже обучение стилю начинают не с рукопашного боя, а с методов боя копьем.

По правилам синъицюань, необходимо для каждого удара отрабатывать семь уровней его нанесения, что называется «семь ударов» или «семь кулаков». Это удар вперед, удар назад, удар в верхний уровень удар в средний уровень, удар в нижний уровень, удар в левую сторону и удар в правую сторону. Все семь ударов отрабатывают на мешке с песком или «деревянном человеке». Всякая атака в синъицюань выполняется в передвижении, и очень редко — с места. Большинство ударов руками наносится не кулаком, а выставленной вперед второй фалангой указательного пальца — «глазом феникса», а также пальцами и ладонью. Любая атака — это короткий, резкий взрыв, направленный на выброс внутреннего усилия, поэтому внешне синъицюань выглядит как крайне жесткий стиль. Все удары наносятся с близкой дистанции, в основном руками, практически каждая атака нацелена на болевую точку.

postheadericon «Тайная передача», которую невозможно передать

zashita«Секретные приемы» — предмет горячих споров любителей японских воинских искусств. Мнения высказываются диаметрально противоположные.

Большинство спортсменов с приличным стажем твердо убеждены, что все «секреты» давно уже раскрыты, или что их вообще не существует. Еще полтора десятилетия назад известный польский каратист Ежи Милковский об «испытаниях энергии ки» весьма язвительно написал: «Тайн в этих испытаниях столько, сколько в свиной отбивной, которую подавали когда-то в ресторане «Охотничий» в Лодзи». Трудно спорить с этими людьми, поскольку в основе их позиции лежит личный опыт. Скажите, ну как можно убедить чемпиона мира, не раз бивавшего тех же японцев, что эти самые японцы знают еще какие-то секретные приемы, способные сделать их неуязвимыми?

Однако немало встречается еще людей, которые верят, что «секретных приемов» у японских (и прочих) мастеров еще пруд пруди. Чаще всего люди, поддерживающие эту точку зрения, вообще не имеют опыта занятий боевыми искусствами или спортивными единоборствами или прозанимались в какой-нибудь секции, возглавляемой жуликом, небольшой срок. Но попадаются — и даже очень часто — такие «фанаты», которые, прозанимавшись десять лет и не добившись при этом никаких существенных результатов, продолжают, раскрыв рот, смотреть на какого-нибудь узкоглазого «сэнсея» как на полубога, в ожидании, когда же он, наконец, сочтет их достойными приобщения к «секретной технике». На моих глазах один представитель «подлинного каратэ», придя в секцию Джиткундо и наполучав тумаков от паренька, прозанимавшегося всего несколько месяцев, хитро подмигивая и поблескивая глазками, говорил на прощание: «Ничего! Лет через десять секретные традиции нашей школы будут мне открыты, мой удар станет смертельным, и тогда посмотрим — кто кого!» С тех пор прошло лет пять. Наверное, удар у парня теперь уже полусмертельный… В общем, было смешно и обидно — за каратэ.

Самое интересное, что эти «фанаты», как правило, имеют весьма туманное представление о том, что же представляют собой эти секреты, а подтверждение их существование ссылаются лишь на многочисленные байки, живописующие подвиги китайско-японско-вьемтнамских и прочих мастеров. Попробуем же разобраться в том, что эти «секреты» собой представляют, существуют ли он сегодня, какую функцию в рамках РЮ — школы боевого искусства — выполняют.

postheadericon Элементы айкидо

zashitaЭлементы являются составляющими технических приемов; технические приемы — составными частями основных принципов боя; принципы — составными частями айкидо; айкидо — один из путей, часть возможности для совершенствования человека.

Всегда возвращайся к истокам; никогда не путай путь и цель!

Каждый технический прием айкидо состоит из небольших составных частей, которые далее будут называться элементами. К ним относятся различные стойки, положения тела, позиции, дистанции боя, положения рук, перемещения центра тяжести (энергии) тела, перемещения в пространстве и применение так называемой дыхательной силы, которые составляют в гармоничной взаимосвязи лишь суть технических приемов и определяют их действенность.

Так, если айкидист захотел бы, например, овладеть способом перемещения своего центра тяжести (энергетики) тела (хара), сделать это, как правило, без отработки таких видов движений, как сабаки, просто невозможно. Если нужно переместить энергию собственного подвижного центра тела на партнера, необходима иногда лишь кратковременная связь. Если нападающий сам не входит в непосредственный контакт путем обхвата или захвата с обороняющимся, это требует применения элемента «рука-меч» (тегатана).

В айкидо имеется ряд основных приемов и составляющих элементов, которые нацелены не на подавление или нейтрализацию действий нападающего, а на совершенствование стиля борьбы и на контроль выполняемых элементов. Постоянная отработка и правильное исполнение этих «простых» форм существенно улучшает качество всего содержания айкидо.

Предпринятый в этой книге раздельный разбор каждого элемента в отдельности обусловливается лишь методическими соображениями..

В поиске жизненной правды и в стремлении к прогрессу человек часто обращается к сложным и комплексным системам. Он забывает, что успехи в познании и истинный прогресс зависят прежде всего не от желания чему-либо научиться, а от стремления к простоте. Если айкидист сосредоточивает свои усилия на отработке лишь некоторых, хотя и очень сложных технических приемов, без сомнения он ими через какое-то время овладеет и сможет выполнять более умело, но он и сам станет как бы заложником сложных приемов, потому что, неосознанно зафиксировав их в своем подсознании, будет постоянно пытаться применять их в любой ситуации. Таким образом, он станет больше не способен целесообразно дополнять своего партнера, что означает, что он отошел от «гармоничного пути» своего развития.

Если же вопреки этому айкидист обращает усиленное внимание на все элементы, он, в конце концов, изучив азбуку айкидо, лучше станет постигать его содержание.

Это утверждение может казаться вначале не очень убедительным, но все же доказывается практикой. Усиленные тренировки при освоении основ айкидо повышают у всех занимающихся способность воспринимать и облегчают овладение новыми техническими приемами и формами их применения.

Пример А:

Если спортсмен на тренировках увлекается больше совершенствованием техники, чем отработкой элементов айкидо, опыт накапливается в относительно небольшом объеме. Таким образом, нарушается гармония всей системы; ее первоначальная стабильность все больше и больше расшатывается.

Пример Б:

Если тренирующийся старается оттачивать элементы и технику в равной мере, система сохраняет уравновешенность и стабильность. При сравнении площадей треугольников на диаграмме бросается в глаза намного большее увеличение опыта.

Все наставники должны использовать приведенные выше доводы и постоянно стремиться обогащать тренировки как мастеров, так и учеников, акцентируя внимание на изучении основных форм, так как в айкидо, как и в других сферах жизни, действует основной закон, согласно которому любой мелочи следует уделять не меньше внимания, чем главному..

Если настоящие мастера постоянно руководствуются принципом «возвращения к истокам», то они, стремясь все более совершенствовать технику, не забывают вновь и вновь возвращаться к отработке простейших элементов. Если же не руководствоваться упомянутым принципом и из-за лени или нетерпения игнорировать повторы азбучных истин айкидо, то выполнение более сложных упражнений становится вам не по силам. Несмотря на все старания, путь к зрелому мастерству останется для вас закрытым.